Поиск по сайту:

Среда 17 Января 2018 года

Зачислите меня...
Наши реквизиты
Проекты организации
Вековая дружба
Медиа Мы любим шутить
Кухня - рецепты Сюника
Наше творчество
Обратная связь
Контакты
 

 

    Амо Сагиян

     Я ТАМ РОДИЛСЯ

    Я там родился - в горах,
    В горах Зангезура, где гнезда
    Вьют облака и орлы.
    Тяжелые руки гор
    Меня поднимали к солнцу,
    Торжественны и светлы,
    И видел я с тех вершин
    Закат - агонию красок,
    Рассвет - агонию мглы.
    И видел я с тех вершин,
    Как небо бичами ливней
    Хлестало по спинам скал,
    И видел я с тех вершин
    Рождение водопадов
    И хмурых пещер оскал.
    Взбираясь на плечи круч,
    Взглядом в открытом небе
    Я трепет молний искал.
    На пепле сгоравших звезд
    Для стен растущего дома
    Раствор замешивал я.
    Мне пот утирали со лба
    Туч, проплывавших мимо,
    Обугленные края.
    А после были: еда -
    Сливки луны в стакане,
    И сон - глоток забытья.
    Я слыл в их кругу своим -
    В кругу четырех горизонтов,
    Камней и бродячих звезд.
    Во мне находили друга
    Снег и туман, и вьюга,
    Встававшая в полный рост.
    Я слыл в их кругу своим,
    Я равным был среди равных
    И путь мой был прям и прост.
    Поныне я вижу в снах
    Зеленые тропы детства.
    А все, что случилось потом,-
    Лишь той судьбы отголосок,
    Лишь эхо, лишь слабый отзвук,
    Лишь сладкая память о том,
    Как мудрым я был, а не взрослым,
    Как шел я по россыпям росным
    В обнимку с Млечным Путем.
    Я там родился - в горах,
    В горах Зангезура, где гнезда
    Вьют облака и орлы.
    Тяжелые руки гор
    Меня поднимали к солнцу,
    Торжественны и светлы,
    И видел я с тех вершин
    Закат - агонию красок,
    Рассвет - агонию мглы.  

    ×   ×   ×

    Мой Айастан! Произношу и рдею,
    Колени подгибаются, немею,
    И что со мной творится, не пойму?
    Прости: кровоточат тобою губы,
    А возраст мой, он не идёт на убыль,
    И что со мной творится, не пойму?
    Слезятся, Айастан, тобою очи,
    Размахом крыл твоих мой дух упрочен,
    И что со мной творится, не пойму?
    Я с именем твоим повсюду дома,
    И смерть не скажет, что со мной знакома...
    И здравствую досель не потому ль?!



     Зеленый тополь Наири

    Красуешься под ветерком, сверкаешь свежею листвой,
    Дорогам детства тень даришь и ночью жадно ждешь зари...
    В теснинах сердца моего звонкоголосый говор твой.
    О дальний, дальний, дальний мой, зеленый тополь Наири!

    Ах, как взметнувшийся костер, стоит зеленый твой огонь!
    Я издали тебя молю — гори, мой трепетный, гори!
    Изжаждавшиеся поля желанною прохладой тронь,
    О дальний, дальний, дальний мой, зеленый тополь Наири!

    Поет мой жаворонок — сын, резвящийся в тени твоей.
    Его получше приголубь, порадостнее одари,
    Листвой бессонной осени, отцовской ласкою согрей,
    О дальний, дальний, дальний мой, зеленый тополь Наири!

    Меча и пламени певец, я лишь твоей хочу любви,
    Я за тебя пошел на бой, меня разлукой не кори,—
    Умру, чтоб вольным быть тебе, исчезну я, а ты живи,
    О дальний, дальний, дальний мой, зеленый тополь Наири!

    1942

     

    ГОДЫ МОИ

    Годы мои,
    Красные и зеленые,
    Куда вы ушли?
    Годы светлые, годы под черною тучею,
    Леденящие, жгучие,
    Взывающие, немые,
    Кривые, прямые
    Годы мои!

    Где ж вы, всеми скорбями заклятые,
    Всеми обидами,
    Годы мои крылатые,
    Годы с крылами подбитыми?
    Где ж вы мои, мои быстрогонные,
    Не пешие — конные,
    Любимые годы мои?

    Сколько вы принесли-унесли зазорного,
    Черного, черного, черного,
    Годы мои!
    Сколько не сказанных слов унесли вы,
    Сколько пристрастий — приливы их и отливы,
    Годы мои!

    Где ж вы? О вас ни слуху ни духу, —
    Запивающие небом каменную краюху,
    Годы мои!
    Откуда взялись — несродные мне, иные,
    Не конные — пешие, посошные,
    Спешащие годы мои?

    Соберитесь вы все когда-нибудь
    Вздохнуть, всплакнуть,
    Почтить мой прах, вспомнить минувший путь,
    Мои бесценные,
    Мои мгновенные,
    Черные, белые, зелено-красные,
    Напрасные и ненапрасные
    Годы мои!

    * * *
    Мчатся бурные реки твои по-армянски,
    С гор слезами сбегают ручьи по-армянски,
    По-армянски твоя расцветает весна.

    В рощах — говор и пенье пичуг по-армянски,
    В пашню крепко врезается плуг по-армянски,
    По-армянски нетленны твои письмена.

    Глубь рассветных небес горяча по-армянски.
    Столкновенье согласных, звучат по-армянски,
    По-армянски взрываясь, звенит, как струна.

    Кузнецов твоих руки крепки по-армянски,
    На полях зеленеют ростки по-армянски,
    По-армянски таится в камнях тишина.

    Сколько раз ты, казалось, из рук уплывала,
    Но ты нашей осталась, и ввысь, как бывало,
    По-армянски возносится гор крутизна.

     

    Вздох теснин твоих скорбен и тих по-армянски,
    Чтим почивших страдальцев твоих по-армянски,
    По-армянски печаль твоя мне суждена.

    Лишь бы все, чем живу, чем дышу, сохранилось.
    И потом — что ни сталось бы, что б ни случилось —
    Будут плакать ручьями снега по-армянски,
    Будут весны вбегать на луга по-армянски —
    По-армянски — вовеки, во все времена.

     

    * * *
    За старой садовой оградой
    Ручей пробегает легко,
    Дыхание нашего сада
    Несет далеко, далеко.

    Сверкающим, благоуханным,
    Бессонно стремится вперед,
    Сливается вдруг с Воротаном
    И дальше бежит и поет.

    С ним шепчутся клены и вязы,
    Песок золотится на дне,
    Таким он дошел до Араза,
    Волной прикипая к волне.

    Слился с шумнопенным Аразом,
    Но тут еще песня не вся —
    Он в море врывается разом,
    Дыхание сада неся...

    За старой садовой оградой
    Ручей пробегает легко,
    Дыхание нашего сада
    Несет далеко, далеко.

     

    Перевод с армянского М. Петровых

     

    СИНЯЯ ПЕСНЯ


    Есть светло-синий мир воспоминаний,
    Где горы в небо синее одеты,
    И ноги у меня, как ноги неба,
    И я стою в пустыне светло-синей
    Один и одинок...
                                  По лбу проходят
    Светила синие, а на груди
    Четыре ветра бьются в синей злобе
    И с ярко-синим свистом пропадают
    Неуследимо в синей пустоте.
    Осаживаю синим свистом трепет
    Тревожно-голубеющего сердца,
    Но в трепете зыбучей высоты
    От голубого головокруженья
    Покачиваюсь...
                               Мирозданье снова
    Переворачивается,
    И снова дремлют надо мною горы,
    И боги дремлют подле ног моих.

    НА ДАЛЬНЕМ БЕРЕГУ

    Товарищи по играм и забавам
    Ведут меня на дальний берег свой:
    Как Иисус, стою в тряпье кровавом,
    Исхлестанный крапивой и лозой.

     - Я вам не лгал, я был у птиц в неволе,
    Я никогда не забывал друзей... ---
    Оправдываюсь и кричу от боли
    И просыпаюсь в комнате моей.

                       Перевод Арсения ТАРКОВСКОГО

     

     

    Ты пришла

    Ты пришла и встала у порога,
    Покатилась по щеке слеза,
    На беззвёздном небе одиноко,
    Лишь одна смотрела вниз звезда.

    Ты сказала: "Надо нам  расстаться..."
    Под тяжёлым взглядом я застыл,
    Но с тобой спокойно попрощался,
    Боль улыбкой глупою прикрыв.

    Много раз встречались наши взгляды,
    С разных двух сторон на той звезде,
    Той, что разлучила нас однажды,
    Грусть навечно поселив во мне.

     

     

    Сколько раз

    Сколько раз я до позднего вечера,
    У окна тебя ждать заставлял?!
    Сколько раз ты с безумием верила,
    Что на счастье разбился бокал?!

    Привыкая к податливым будням,
    Прислоняясь к холодной стене,
    Ты в прихожей прислушивалась к звукам -
    Может ключ повернётся в замке?

    Ты смотрела в глаза мне тревожно,
    Сколько раз обижал невзначай!
    Скатерть гладя рукой осторожно,
    Заварив наш обыденный чай.

    Всё на прежних местах в этой комнате,
    Всё, к чему прикасалась рука,
    Фотографии, книги на полочке...
    Только так не хватает тебя!

     

     

    Пусть ночь не спешит

    Пусть лес нас укроет в ночной тишине,
    И ветер слова не развеет,
    Мы спрячемся в жёлтой осенней листве,
    И пусть нас луна не заметит.

    Пусть звёзды забудут, что надо светить,
    И вечностью станет мгновенье,
    Чтоб нашу любовь не посмели убить
    Ревнивого неба сомненья.

    Пусть камушек каждый молчанье хранит-
    О чем мы шептали друг другу,
    Пусть тёмная ночь уходить не спешит,
    Чтоб день не приблизил разлуку.

     

     

    Первая любовь как...

    Первая любовь, как подснежник цвела,
    И сквозь талый снег улыбнулась шутя,
    С головы до пят осмотрела меня,
    И влажные очи прикрыла сама.

    Вторая, смиренной фиалкой была,
    Сквозь зелень листвы ухмыльнулась слегка,
    Приняв поцелуй золотого луча,
    Смущённо свой взгляд от меня отвела.

    А третья, багряною розой цвела,
    Знакома с живительной силой луча,
    Дразнила, играла, пленяя меня,
    Аромат другому, шипы мне дала.

     

     

    Ни письма, ни телеграммы

    А поезд наверно ещё не прошёл,
    И даже десятка пути,
    Я словно не видел тебя целый год,
    Всё мучаюсь я от тоски.

    А  лишь только вчера казалось ведь мне,
    Что даже не вспомню тебя...
    И станет спокойно, легко на душе,
    Доделать смогу все дела.

    Ты наверно сейчас в купэ у себя
    Багаж не успела раскрыть,
    Я в доме соседском грущу без тебя,
    И стало не радостно жить.

    Ушла ты, и даже не вспомнишь меня,
    А я с нетерпением жду.
    Молчит телефон и нет даже письма,
    А "молний ""сюда не шлют.

     

     

    Отважному листочку

    Верхушки гор покрылись тонким снегом,
    Тосклив и хмур осенний городок,
    Что занесёт сюда холодным ветром?
    Что ждёт тебя задумчивый листок?

    Друзей твоих уже сорвало с веток,
    А ты ещё как будто что-то ждёшь,
    Упорствуешь, как видно напоследок,
    Весну сейчас обратно не вернёшь.

    Ты стойко ещё держишь оборону,
    Пытаясь осень хоть на день продлить,
    А ветер сдул безжалостно корону,
    Тебе, листок, придётся уступить...

    Продлилась осень на одно мгновенье,
    Оставив в сердце долгое томленье.

     

    Заплутавший ручей

    Заплутавший ты ручей,
    Помутневший я поток,
    Уж не помню, как и где,
    Повстречать тебя я смог.

    Разбивались мы порой,
    О крутые берега,
    По дороге не простой,
    Друг об друга- ты и я.

    Лишь у моря мы нашли,
    Что даровано судьбой..
    Ничего не сберегли...
    Потерялись мы с тобой.

     

                                        Перевод Наира Багдасарова

     

     

    << Вернуться на главную страницу

    Рейтинг@Mail.ru

    Редактор и консультант портала Айрумян Г.Е. e-mail: haga48@mail.ru
    Межрегиональная общественная организация "Давид Бек"
    2011г. © syunik.ru
    Разработка сайта — Веб-студия "НТТР"